Ах, белый теплоход, гудка тревожный бас...

 Эх, не работал я на Самотлорах - не довелось!

Самотлоры были самые современные танкеры , поступавшие в Приморское Морское Пароходство в 1974 – 1978 годах. Хотя, как у сдавшего все экзамены в Находкинской мореходной школе на 5, такие шансы у меня были.
Завуч Половцев В.В. (Дергач) неоднократно об этом говорил перед экзаменами. А может просто процент отличников и хорошистов своими обещаниями «вытягивал».
Как злостный нарушитель загремел я на один из самых «древних» в ПМП Казбеков- танкер Петр Ширшов. Утром 10.06.77 наш мастер Мякишев Алексей Яковлевич «сдал» остатки своей группы в отдел кадров ПМП, а вечером, после скромных проводов в опустевшем кубрике, я укатил- самый первый из группы. Кому то неделю надо было ждать своего парохода, кому то две. Т/к Петр Ширшов стоял на рейде на Первой речке во Владивостоке, в ожидании погрузки.

В 6.00 я был уже на нефтепирсе, и поджидая рейдовый катер МБ-313 ( который был «два в одном», и рейд обслуживал, и буксиром на швартовках), познакомился с легендой ПМП- дедом Нюховым. Ну и забегая вперед, скажу, что в своей « послефлотской» жизни я частенько пользовался его козырной фразой: « Не нравится ? Пишите в министерство, или увольняйтесь!». Я после Ширшова еще на пяти танкерах работал, и везде, если речь заходила о старшем механике Нюхове – все бурно делились своими воспоминаниями о нем. В основном у всех в памяти было, что дед Нюхов, мягко говоря – чудовище! Но я то в 6.00 11.06.77г. этого не знал!
На рейде стоит один танкер, этот дядя даже спрашивать не стал куда я направляюсь, спросил : «Кем?». А когда я ответил что мотористом , после этого минут 10, до подхода катера я выслушал столько всякого: в свой адрес лично, в адрес отдела кадров ПМП, в адрес НМШ… Но подошел спасительный МБ-313 и я, подхватив чемоданчик, шуранул за этим дядей с пирса на борт. По некоторым признакам я начал догадываться, что это кто то из экипажа, и явно не из рядовых. Поднялись на Ширшов и он, представившись, проводил меня до каюты второго механика Демченко, которому и сдал для всех дальнейших делов. Видок у меня был, вероятно, не ахти какой, судя по улыбке второго.
Определил он меня к себе на вахту, с 00.00 до 04.00 , и с 12.00 до 16.00. Демченко оказался добрейшим дядькой лет под 50. Вахта с ним стоялась легко, если он в машине был, одна беда, что вся «пахатура» в машине, в основном именно в эту вахту, т.к. у второго механика самое большое «заведование» на судне.Рабочая бригада с токарем днем серьезными делами занимается, а ночью я (если на стоянке) обязательно «по уши» в мазуте, да и днем не намного лучше было. Один масляный сепаратор чего стоил! Разберешь – промоешь в дизельке – соберешь. От пупа до носков мокрый, в «гадах» хлюпает… А там воронки по 250-300 мм в диаметре. Дааа, много чего интересного на древнем Казбеке!

Как оказалось, только мне с группы так подфартило. Остальные, кого военкомат оставил в покое в мае месяце 1977 г. попали на более интересные пароходы:

Сергей Дащенко на «Капитан Изотов», Сергей Броднев (царство ему небесное) на «Капитан Дьячук» (да еще и артельщиком), Валера Галан на «Амбарчик», Витя Медянцев на «Надым», Вова Телегин (наш Виска с лёдом) на «Нижневартовск» вроде, Х. Гималетдинов ( и ему царство небесное) на «Солнечный» в полярку на всю навигацию. Да, еще наши два «малолетки» (не испонилось 18 лет) , Костя Снигур и Сергей Мальц попали на всем известный пароход «Александр Можайский», стоявший на «мёртвом» якоре в бухте Находка. Ну это я помаленьку, и не сразу разузнал, встречая кого то из «наших» и из других групп летом 77- го.

Один раз подошли- под загрузкой Капитан Дьячук стоит. Я на рейдовом смотался к Бродневу, договорились про вечер - я назад, на вахту. Ночную попросил Ваню Шустикова отстоять – вдруг припозднюсь, вдруг «усталый» буду… После 16.00 на берег съехал, встретились с моим «самым высоким другом» по НМШ у памятника Борцам ,он пораньше приехал, столик в ресторане Волна заказать, на крыше морвокзала. И пошли мы полуобнаженных девочек в варьете смотреть. Говорили, что это было единственное варьете в Союзе в то время. Посидели лихо, приехали на Первую речку, Ширшов по прежнему на рейде, Дьячук почти «в грузу».
А утром проснулся я на МБ-313, почему-то в «одной туфле», спрашиваю катерников про обувь - говорят, что босиком пришел.
Первый катер в 6.00 , поехали. Я по трапу в «одной туфле» поднимаюсь, да «усталый», дед Нюхов меня «встречает». Ну и очередной «приветственный адрес»: в мой адрес лично, в адрес отдела кадров ПМП, в адрес НМШ…
Я до сентября считал, что туфля моя на Дьячуке плавает, а встретились мы с Сережей уже в Находке, и оказалось, что в тот памятный день их в 4.00 на отшвартовку подняли, ну и уже убрав трап, меня на пирс «подали». И булькнула моя туфля в разрез между транцем и пирсом, видать кто то «неловенький» меня за ноги держал. Да бог с ней, ладно хоть вспомнили про постороннего на борту, а то бы я в Уэлькаль с ними отправился…
Да, замечательный город Владивосток, есть что вспомнить! Рестораны Арагви, Челюскин, Золотой Рог, Волна, кафе Океан, пивбар на Второй речке…

Ну а если не было денег на кабак, то просто на пляже на Первой речке жизни радовались, загорали. Ну а что б загар ровней ложился – Старорусскую покупали…

Были в Приморском Морском Пароходстве и другие Казбеки, поприличней : Егорьевск,Черновцы, Москальво. Они по полгода-год из Индийского океана не вылазили – вояк бункеровали. По сводкам Трансфлота это называлось « Экспедиция. Индийский океан».
По дороге домой в Сингапуре отстаивались, отдыхали…Потом по 10-12 мест в таможенной декларации к досмотру заявлялось…

Ну и мы в экспедициях бывали, правда поближе – Охотское, Берингово моря, Курилы.
Бункеровали плавбазы Дальморепродукта, рефрижераторы Востокрыбхолодфлота, «бармалеев» из БАМРа.
-« Девочки,вы по вербовке, или по оргнабору?
- По оргнабору, по оргнабору». Кто помнит этот прикол?

Интересный танкер Петр Ширшов : артпогреб, минный погреб (в которых всякий хлам хранился), площадки под палубные пушки… Послевоенный проект все предусматривал, на все случаи жизни. Правда и удобства были на нем «послевоенные». В каютах главной палубы (над машинным отделением) жара, но на северах это плюс. А вот кто в Индийском на них бывал – у тех целлюлита не было!

Как то была у нас ПРБ в рейсе - плавающая рембригада, на первой динамке коленвал задрало, подшипники поплавились… Вот ихний механик Паша Аникин легко с дедом Нюховым разговаривал. Лицом он мне напоминал Георгия Вицина, правда покруглей маленько. Сидим в курилке, заходит ихний моторист, то же Паша, но только Никитин:
« Там Нюхов в машине хай поднял, я убежал». Аникин курит абсолютно без эмоций. Через пару минут Нюхов залетает, и орет к Аникину обращаясь:
« Я вам акт на ремонт дизель-генератора не подпишу!» Тишина - мы, «местные», съежились.
Аникин, все так же, не выражая эмоций ни лицом ни голосом, глядя куда то рядом с дедом говорит: « Не подпишешь, утоплю, ночью, в умывальнике». Нюхов драть, мы все смеялись, но как то «шепотом».

Мотыли, а кто помнит как назывался малый пожарный насос? Иду в сторону пульта от ГЗП (гидрозубчатая передача, кто забыл). Навстречу Демченко бежит, что то кричит, (а кричать в этом грохоте и лязге бесполезно), и указательным пальцем между ног болтает, и этим же пальцем будто кнопку пуска нажимает. (Про пуск я догадался, а вот что малый пожарный насос- писюн – это он мне позже объяснил). В другой раз, когда второй мех, болтая между ног правой рукой «от локтя» показал скрещенные руки – я без труда догадался, что надо остановить большой пожарный насос.

Пару раз, во время стоянок, ходил в гости к нашему бывшему старшему мотористу, земляку Николе Рудичу на танкер « Капитан Грибин», 73 года постройки. И еще земляк, там же мотористом был - Женя Популов (3 р 54 гр 76г).

Специально, с экскурсией по машинному отделению. Вот где красота ! Сравнения, конечно, не в пользу старичка Ширшова. У нас и на стоянке от дизель-генератора 4Д, монстра под 3 метра высотой, такой шум стоит, воздуходувка клацает – в каюте слышно. А у них NVD36, метра 1,5 высотой, работают- как часики тикают. Это если Беларусь и Жигули сравнить по шуму. Аварийный ДГ, сепараторы - как игрушки. Ну и все у нас раза в 2-3 больше и шумнее. Правда ихний главный 5ДКРН 50/110 с нашими двумя 8 ДР43/61 не сравнить….

А у нас…. А у нас был кобЕль Пират, с большой медной медалью,на медном же ошейнике. На медали выбито с одной стороны: " Пират т/к Петр Ширшов ПМП». С другой – «От палубной команды».

Была кошка, которую капитан Устинников из рук не выпускал, на мостик с ней поднимался.

Была буфетчица Эльвира Васильевна, мастер спорта СССР по плаванию, которую после ухода из спорта в ПМП занесло какими то ветрами.

Да много чего было на танкере Петр Ширшов, чего не было на других судах Приморского Морского Пароходства!

Аватар пользователя Алексей

Спасибо, Коля! Вспомнились и мне "серийнички", "Ленинск"  и  "Эльбрус". На первом был недолго, а на "Эльбрусе" и в Арктике, и в Антарктике, и в Новой Зеландии, и в Южной Америке побывал: пролив Дрейка пару раз прошмыгнул. Иллюминатор моей каюты выходил на эту вот шлюпку с правого борта. В Дудинке мы под неё в снег рыбу сиг, нашпигованную под струганину складывали, чтобы  "настоялась", Кстати, водка там, на севере какая-то "не вкусная"...