Воспоминания о службе морской...

Аватар пользователя иван рахлеев

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            

Поет пассат как флейта в такелаже
Гудит как контрабас в надутых парусах
И облаков надутые плюмажи 
Мелькают на луне и тают в небесах 
Чуть-чуть кренясь скользит как привидение
Красавец клипер залитый луной…

                  Капитан дальнего плавания Лухманов Д.А.

                                                                                                                                                                     

Ты помнишь, как все начиналось – Все было впервые и вновь....
 

 

Часть 1.   Начало.

Помню себя маленьким, стоящим у дедовского  семейного стола, на котором лежат разные журналы. Передо мной цветная картинка на обложке. На ней  нарисованы наверху звезды, ракеты, спутники. Ниже красивый корабль на море, с шариками на борту. Затем вижу под волнами легководолаза, под ним уже в трехболтовке тяжелого водолаза, еще одного ниже в жестком  скафандре, а затем уже батискаф и подводную лодку… 
Эту картину я помню до сих пор и думаю что она и была моим первым знакомством с морской средой. 

С детства мечтал о морской службе, хотя и жил в якутской тайге, а море видел только на картинках. 
Рядом с домом было озеро Уолба. Для меня оно было Пресным морем. Тайно плавал на нем на дедовской деревянной лодке, потом соорудили с пацанами плот и я поставил на нем прямой парус из простыни. Ходили на плоту вдоль озера по руслу речки Хамньыкы до Быhыта, где и потерпели крушение. Останки плота до сих пор лежат на берегу озера... 
В школе зачитывался морскими романами Стивенсона, Ж. Верна, Лухманова, Гончарова, Джека Лондона, Л. Соболева, В. Конецкого и других маринистов. Родители для меня выписывали журналы «Морской флот СССР» и «Морской сборник». 
Отец мой, Федот Иванович, поддерживал меня на пути к заветной мечте во всем. 
В журнале «Костёр» был раздел «Кают-компания», в этом разделе были разные темы морской практики. Из них я узнал морские термины  и научился вязать морские узлы. 
В 10 классе написал письма в мореходные школы Баку, Клайпеды и Находки. От всех получил ответы, но самый обстоятельный ответ был из приемной комиссии Находкинской мореходной школы Приморского морского пароходства. 
После окончания Ытык-Кюёльской средней школы поехал в город-порт Находку, и поступил в Находкинскую мореходную школу – Шмоньку.  
В Шмоньке учились ребята со всего Союза. Попал в 1 роту 15 группу.  Выдали долгожданную морскую форму.

 

Жили дружно, весело и  грызли гранит морской науки. До сих пор вспоминаю с благодарностью наших преподавателей и воспитателей. 
Были драки с местными и ДМУшниками – курсантами Дальневосточного  мореходного  училища. Иногда гоняли панков, короче, держали марку буйных шмаков. Иногда дежурили в ОКОД – общественной комсомольской оперативной дружине. Ловили пьяных, хулиганов. 
Перед окончанием мореходки призвали на службу в Несокрушимую и Легендарную. 
Получил повестку 18 апреля 1985 г., а уже 19 апреля мои друзья-шмаки провожали меня на службу.  На берегу бухты Находка налили мне стакан водки, дали кусок сыра «Дружба», я зашел по колено в море и выпил. Когда проснулся на другой день, сильно болел, ничего не хотелось делать. А надо было постричься наголо и сходить в баталерку получить сухой паек. Я не мог встать с койки. Пришли мои друзья, постригли половину головы и  ушли на занятия. На перерыве пришли, силой посадили меня на табуретку и состригли отставшие волосы. 
Утром рано поехали в горвоенкомат города Находки. Там комиссия решала кого и  куда отправлять на службу. 
Нас курсантов мореходки было человек сорок, все в морской форме. Я был уверен, что нас, почти готовых специалистов, отправят на службу в ВМФ. Но там был подполковник милиции с БАМа (батальон армейской милиции) и  он меня чуть не забрал к себе, так как я имел 1 спортивный разряд по вольной борьбе. 
Нас отправили в команду Т-750 сказав, что воинскую часть нельзя называть, мол,  военная тайна. Через Владивосток поехали мы в неизвестность... 


Служил в Амурской области, в учебном батальоне. В войска попал на остров Сахалин, в 308 ордена Красной Звезды МСП, разведывательную роту механиком-водителем плавающего танка ПТ-76. Отслужил как надо 811 дней и снова вернулся в  Находку.

Часть 2.   Морская одиссея.

Начинал морскую службу вахтенным мотористом в Дальновосточном техническом флоте. Здесь побывал во многих местах прибережной зоны Приморья, переходил Тихий океан, поработал на Камчатке, увидел п. Рыбачий, базу подводных сил КТОФ. 
Работал на дизельных шаландах ” МГР -207”, “Юбилейная”, “Посьетская”, в морском буксире “Полярник” и на плавкране “Ганц-5”. 

В 1989 г. перешел в Приморское морское пароходство – самый большой на Дальнем Востоке танкерный флот. Закончил курсы донкерманов, боцманов, легководолазов.
Работал помощником механика на танкере “Ванино”, мотористом на танкере “Бердск”, донкерманом на танкерах “Солнечный, “Анюй”, “Айхал”, “Капитан Грибин”, “Капитан Дьячук”, “Айхал”, “Раума”, донкерманом-наставником на танкере “Актюбинск”, мотористом на танкерах “Находка”, “Фортан”, на сухогрузе “Кодино”.  
Побывал на полярных морях, в Северном Ледовитом, Тихом, Индийском океанах, южных морях и странах. 
Было дело тонул в Авачинской губе на д/ш “Посьетская”, океанской волной чуть не смыло за борт на Тихом океане. 
Бункеровали суда рыболовного флота, корабли КТОФ, научно-исследовательского флота на просторах Мирового океана. 
Возили керосин, топливо самолетное, бензин, топочный мазут, дизельное топливо, уголь, лес в дальние гарнизоны Советской армии и ВМФ, в  дальневосточные и полярные поселки и города Союза, в иностранные порты, далекие южные острова. За один рейс переходили с одного часового пояса на другой, с полярной ночи, со льдов  в полуденные теплые страны... 
Романтика морских путешествий, да и платили за это хорошие деньги и валюту враждебных государств. Была интересная, мужская работа вдали от родных берегов, выполняли приказ Родины в далеких странах. Но приходило время отпуска - уезжал домой, в Якутию, иногда отдыхал в Приморье. 
После отпуска случалось не было работы по нескольку месяцев, тогда учился, работал на берегу, заменял на время моряков на судах.


Работали вместе с представителями разных народов, без национальной розни, жили дружно. Помню в августе 1991 года, когда бичевал и был в резерве отдела кадров ПМП, вызвал меня инспектор ОК Воронин Ю. и сказал что нужен донкерман. Подошли два танкера типа “Алтай” – танкер “Айхал” и “Анюй”. Шикарное предложение от инспектора, выбирай любой пароход. Я до этого работал мотылем (мотористом) и на донкермана учился на курсах повышения квалификации. 
Донкерман (помповый машинист) доня – это специалист среднего звена в судовой иерархии. В среднем составе боцман, донкерман, старший моторист ГЭС.
Танкер «Айхал» стоял уже на якоре в ожидании донкермана у острова Лисий, загруженный под самые клюзы и должен был идти на Камчатку. А «Анюй» только подошел с рейса, он был  в южных широтах. 
10 суток отстоя  для замены экипажа, текущего ремонта, получение продуктов, ГСМ, питьевой воды и другого снабжения. Он стоял на причале в нефтепорту. Я как мореман, побывавший в ЮКЭ (Южно- Курильская экспедиция) по бункеровке судов рыболовного флота, получил чеки ВЭБ и затарился шмотками. Купил куртку, рубашку, джинсы,  кроссовки в магазине «Альбатрос». 
Увидел танкер из здания нефтепорта, понравился - ухоженный вид. Рогатые поработали, боцман молодец. Обычно во время перехода с южных морей в родной порт танкер чистится, грунтуется, красится. Иногда за это валюту платили, все желающие могли участвовать и получать чеки или валюту по прибытию в родной порт. 
Экипаж встретил хорошо. В то время я поработал на многих пароходах. Пароходами в то время моряки называли свое судно, танкер. Это была дань уважения старым паровым судам, морская традиция. В ВМФ называли свой корабль «коробкой». На морском флоте я сам увидел и почувствовал на себя, что  экипаж – одна семья. В экипаже друг к  другу относились с уважением, с человеческим достоинством, не разделяли людей на молодых и на русских и не русских. К молодым относились как к равному члену экипажа. Но, конечно, иногда над салагами подшучивали.

Мой первый пароход в Приморском морском пароходстве был танкер «Ванино», только, что прибывший с кругосветки.

В то ласковое майское свежее утро я смотрел на рейд бухты Новицкого и искал свой танкер. Танкеров было больше 10 единиц, многие были ржавые, потрепанные морской стихией, с побелевшей окраской, пятнами грунта на бортах, настоящие работяги северных и южных широт. 
И вот я ехал на рейдовом катере «Альбатрос» и с вниманием смотрел на танкера, искал свой первый танкер на рейде. И вот наконец-то подошли к красивому, большому танкеру иностранной постройки! Вот это был сюрприз! Я когда смотрел на суда, почему-то обратил на него пристальное внимание и вот мечта сбылась, я на борту «белого парохода»! «Белым пароходом» в то время называли новые, современные суда, суда которые работали в денежных или южных направлениях. Мой танкер «Ванино» прибыл из Европы! Экипаж в основном списывался в отпуска, я прибыл на должность помощника механика. Меня привели в большую одноместную каюту, с умывальником, диваном, кондишеном, с  выходящим на левый борт прямоугольным иллюминатором и одним выходящим на главную палубу иллюминатором. Каюта была просторная, вообще огромная! Моряк, которого я менял, уходил в отпуск, угостил меня «колониальными товарами», очень вкусным соком – джусом, жвачками. Он сказал, что после отпуска не вернется сюда, и чтобы я работал спокойно.  Старший моторист ГЭС Слава Швед, здоровый мужик, с лысиной и с запорожскими усами взял меня под свое крыло, был наставником во всем. В соседней каюте жил электрик-моторист Валера Кулибаба, тоже подружились, помогал мне в начале. К сожалению в 90-е годы он трагически погиб на берегу, его зверски убили в автомобиле, когда он таксовал во время отпуска. Вечная память… 
Несколько месяцев походили на Камчатку, Сахалин, Магадан, в БМЭ (Берингоморская экспедиция). Тут уже чеки не платили.

Часть 3.   Море ошибок не прощает.

На танкере «Капитан Дьячук» работал доней, экипаж был дружный, работящий. В одном рейсе в Питер (П/К), мы бункеровали рыбаков. Они брали то 80тн., то 100тн.  Плавбаза взяла тысячу и тд... 
Несколько суток работали и вот  наконец-то закончились грузовые операции. Взяли балласт. Постирался, помылся и с разрешения капитана пошел отдыхать, заслужил. Ночью вышли с Авачинской губы и взяли курс на юг. На Тихом начало сильно болтать. Меня разбудили, и я начал принимать дополнительный балласт. Капитан сказал: «Добро» и я пошел на грузовую палубу, начал закрывать клинкеты. Когда стоял под переходным мостиком и закрывал «крокодилом» зачистной клинкет, по главной палубе гуляли большие волны. Вдруг почувствовал удар по руке и увидел над собой волны, задержал дыхание ожидая когда волна опуститься и начну дышать полной грудью. Очнулся - лежу у самого края главной палубы, левым плечом к леерам. Еле встал, весь мокрый, помытый океанской волной, левую руку не чувствую. Посмотрел на верх, на мостик, никого не видать. Самостоятельно зашел в каюту, начал раздеваться, а левая рука не работает. Посмотрел в зеркало - нет левого плеча. Тут заходит дед, увидел, доложил капитану. Зашли капитан, старпом, дед. «Военный совет в Филях» - что делать? В то время на судах сократили судовых врачей, обязанности наложили на старпома. Отправили они ко мне кока Валю Куярову, но что она сделает? Впереди нас шел т/к "Березово", у них на борту был судовой док. Он по рации дал ЦУ по вставлению на место плечевого сустава. Меня одели в сухое и доставили в лазарет. Дед и старпом должны был вправить мне плечо, это они получили инструкции от доктора. Капитан дал спирта, типа, "наркоз". Налили в граненный стакан грамм 60, сказали выпить и лечь на койку. Я лег, а командиры начали операцию. Они оба были здоровые, высокие, сильные мужики. Начали тянуть меня за руку, я естественно стал кричать от боли, тогда  мне добавили "наркоза". Тут мне стало хорошо, и я уже начал командовать  моими костоправами. Ничего не получалось, и я вдруг вспомнил видеофильм американский, там тоже вправляли вывих плеча советскому военмору. Ну командиры и начали уже под моим четким руководством вправлять мне вывих. Сел на стул, под мышку спинка стула, на руку взял какой-то груз, (в фильме нашему моряку давали толстую книгу "Война и мир"). Резко потянули руку вниз. Очнулся я уже на койке, командиры стояли рядом, тяжело дышала, вид у них был еще тот. Меня переместили в свою каюту. Капитан принес стакан "наркоза", я выпил и сказал костоправам, чтобы они не стеснялись и дергали мою руку в любую сторону и сколько нужно. Я спал как младенец, так как до этого несколько суток спать почти не приходилось во время грузовых операций. Утром меня разбудили, дед помог одеться. Когда мы оказались в Питере, нас ждал военный катер. Доехали до госпиталя, меня сразу на рентген и в операционную. 
Помню, что медсестра начала делать укол. А очнулся уже в её объятиях, и мне было не больно, а очень хорошо, и хотелось взмыть в небеса. Старпом сказал потом, что у меня глаза блестели... 
Вернулись на судно и отчалили домой, в родной порт Находка. 
Левую руку прибинтовали к животу, и целый месяц я донкерманил одной рукой. То есть  показывал матросу какой клинкет, какой кран, куда крутить и что делать.. 

Часть 4.   На биче.

В 1995 году - так называемый греческий экипаж.  Ждали два месяца, а потом оказалось что капитан не владеет английским и его поменяли.  
Пришел другой капитан и меня списали.. 
Пришлось  бичевать на берегу. Бичевал у друзей на пароходах, которые стояли в ремонте на НСРЗ и ПСРЗ. 
В ПСРЗ стояли рыболовные суда БАМРа – Базы активного морского рыболовства. Там у меня был земляк и друг с СюлюНюрбинского улуса, матрос добычи Игорь Амбросьев, он готовился к переходу в Новую Зеландию, где они рыбачили. Во время проводин он сказал нам, своим землякам, что нашел женщину и останется там жить. 
В то время было крушение социализма и наших идеалов . Мы отнеслись к этому с пониманием, никто не сказал, что он предатель Родины. 
Так он и уехал, пропав на много лет. Я писал ему письма, но он их так и не получил. 
Были еще два земляка, тоже рыбаки - Иван Давыдов и Егор Нестеров с БетюнАмгинского района. 
Иван был матрос обработчик БАМРа, Егор с плавбазы Сахалина. Иван уже был под условным сроком, и попал потом на несколько лет в зону. С тех пор его следы затерялись. Егор тоже пропал на Сахалине. Через несколько лет узнал, что оба они погибли… 
Земля пухом, братья моряки-земляки…
Вот такие лихие времена мы прошли, благодарю Бога, что спасал и сохранял на этом пути. В те годы я пришел к Богу, читал молитислов, Библию. Находясь на судне, над пропастью в несколько тысяч метров и тысячи миль от берегов, волей - неволей придешь к Вере. Мы дети социализма выросли с верой в светлое будущее человечества, в коммунизм в 2000-х. Мы стали свидетелями или участниками крушения Советского Союза и рождения однополярного мира. Мы сами разрушили наш Общий дом под четким руководством ставленников Запада. Мы все виноваты в разрушении своей Великой страны. Сейчас видим, что Запад украл наши завоевания и построил Европейский союз, и в нем 15 государств! Разрушил наши 15 союзных республик и создал у себя! Ничего нового под луной, вместо наших братских республик капиталисты создали свои. Воры, убийцы, что еще сказать?!  
...Что-то меня понесло не в ту степь, не зря наверное был отличником боевой и политической подготовки...!
И так, я не попал в греческий экипаж. Бичевал. Бичевать – это значит, жить на берегу, без работы и денег. Жил у друзей на пароходах. В то время в Находке были веерные отключения  воды и электричества, а на судах все было свое. Командиры понимали наше положение и не выгоняли. Столовался тоже на судах. На судах всегда кормили хорошо, несмотря на различные жизненные и экономические условия. Одно лето жил на танкере «Капитан Доценко», мой друг по Шмоне Игорь Степанов был токарем, он после работы уходил на берег, а я жил в его каюте. В резерве плавсоставе жил в межрейсовой гостинице для моряков на Пограничной. Там живешь сколько–то дней бесплатно, потом платишь 50%, потом уже все 100%. Приходилось ездить во Владик, там были земляки и землячки – студенты ВУЗов и ССУЗов. На Пограничной, в доме ПМП жил друг и шмак Андрей Николаев, стармот ГЭС, жил и у него в 3 комнатной квартире. Сейчас все это вспоминаю с теплотой и благодарностью. В 1995г. был в резерве в ОАО "Приско-Траффик ЛТД", бичевал у Руденко Анатолия, у старшего друга моего. Один раз выезжал во Владивосток, в это время мне позвонили с ОК, а меня и нет. Так я пролетел мимо белого парохода «Си Сторк» , это судно было под флагом, никогда не швартовалось в Находке. Попасть туда работать была мечта многих моих коллег и моя мечта тоже. Но не сбылось…  Тут вызывают в контору, что на улице Пограничной, где раньше было управление ПМП. Начальник отдела кадров  "Приско-Траффик" Елена предложила мне идти на танкер "Находка" на один рейс мотористом. Что еще нужно бичу? Конечно согласился, и наконец-то приобрел свой уголок, на большом танкере. Попал в вахту 2 механика, и началась моя 14-месячная одиссея на борту танкера «Находка». В основном работали по Петропавловску-Камчатскому, возили топочный мазут для теплоэлектростанций города-порта. 

Во время работы на танкере 3 раза направляли мне замену, но каждый раз  механики оставляли меня. Работал даже со своим бывшим заммполитом по НМШ ПМП Гмарь Виктором Андреевичем. 
После него снова пришел 2 механик Алексей Иванович, который относился мне как сыну, спасибо ему за это. 
До декабря каботажили, а в декабре ушли наконец-то в Китай. Перед югами опять мне направили замену, у меня контракт закончился. Но Иваныч оставил меня своим мотористом и ушли мы в южные широты....

... На берег списался по семейным обстоятельствам. 

С 2002 года служу в Государственной противопожарной службе Республики Саха заместителем начальника отряда.

 
Женат, трое детей. 

В 2007 году в селе Ытык-Кюёль создали с ветеранами ВМФ Морской клуб Таттинского улуса.

Поставили Матросскую Сэргэ на берегу озера Киэн Эбэ.

В 2008 году организовал Таттинское хуторское казачье общество.


В 2019 г. вышел на пенсию по выслуге лет за работу в плавсоставе ММФ СССР и РФ. 

                Ссылка на мой фотоальбом о жизни морской

                                                                                                 С уважением, пенсионер морфлота  Иван Рахлеев.
 

Аватар пользователя ВладимирВаричев

Иван поздравляю с днем рождения!
Взахлеб прочитал повесть о твоём жизненном пути. Достойная жизнь красиво описана. Предлагаю тебе свою автобиографическую повесть отправить Записочному Александру Ивановичу ( г. Находка, он есть в "одноклассниках" ) для опубликования во втором томе книги "Память о ПМП: о друзьях-товарищах, о морской жизни" в твоей личной страничке этой книги. Первый том этой книги уже подготовлен к изданию, оформлен  в хорошем подарочном варианте. Эту народную книгу пишут моряки, кто работал и работает в ПМП.
    А также предлагаю тебе отправить твою повесть на конкурс к 70- летию г. Находка "Без прошлого нет будущего: новые факты истории Находки" ( положение о конкурсе на сайте: www.nakhodka-lib.ru )
                                             Иван, желаю удачи!
                                                        Тебе нужно писать, у тебя это получается!

 

Аватар пользователя иван рахлеев

Спасибо, Владимир! Попробую поучаствовать в конкурсе

 

Аватар пользователя Емельянов Виктор

Каких же интересных людей воспитывала тогдашняя среда и общество! Очень интересный путь у тебя, товарищ. Только вначале, увидев подпись под стихами - подумал, что ты после мореходки окончил "вышку" и стал капитаном. Но всё равно - очень интересный рассказ. Я тоже после "шмони" и армии проработал семь лет в ДВ пароходстве, пока всё это не развалилось. Обнимаю

Аватар пользователя иван рахлеев

Спасибо Виктор на добром слове. Уже в мореходке читал Лухманова, в 1988г.поступил к нашим "врагам" в заочное отделение ДМУ, даже получил отрез на шитье формы - кителя и брюк. Тогда так требовали, готовился к сессии, но вдруг попросили на "белый пароход". Шаланда "Посьетская" пришла с Финдляндии и готовилась в Камчатку, я выбрал море. В 90-х поступил в ЗО ДВВИМУ, но тут рында позвала в моря и ушел не закончив сессию