« Нас качало, с тобой, качало…..»

«Внимание экипажа! Объявляется учебная общесудовая тревога……». Мы много и регулярно «тревожились» , боролись за живучесть судна: заводили пластыри устраняя течь в корпусе, ликвидировали порывы трубопроводов, розлив нефтепродуктов, тушили пожары, спасали человека за бортом, ну и наконец – покидали терпящее бедствие судно.


После учебной тревоги проводился «разбор полетов», обычно старпомом, и выставлялась оценка действий аварийно-спасательной команды и экипажа. На длинных переходах пореже «тревожились», на коротких - без конца. Ну, по крайней мере мне так выпало. Капитаны на всех моих пароходах были добросовестные, и скучать экипажу не давали.

На т/к Анива зачастили мы на Сахалин. Переход от Владивостока до Корсакова – 36 часов. Если по «мордАм» ветер и волна хлещет- то подольше, если в «кОрму» эти вещи – то так же подольше, т.к. – ( ну кто был – знает, почему вахтенный механик все 4 часа «на рукоятке» сидит). А на судах с ДПУ и АПУ мне не доводилось работать, как там- не в курсе.

А т.к . «таскали» мы на Аниве исключительно «грузА» 1 категории, то капитан Устинников на каждый подход «играл» пожарную тревогу, с тем, что бы подготовить меры безопасности для погрузки - выгрузки этих взрывоопасных и горючих «грузОв».

Разнесем все « кишки», подсоединим к пожарным точкам, а после недолгой погрузки (4 тыс. тн – это смех!) все « скойлаем», кому повезло - спать, кому нет – на службу.

Замордовал просто, тут рейс на Магадан – ура, отоспимся хоть!

На т/к Петр Ширшов по тревоге «человек за бортом» я был гребцом в спасательном боте. Но т.к. мы с этим танкером были « одногодки»- 1958 года постройки, то спасательный бот был оснащен «ручным приводом передачи вращения на гребной вал». Это называлось – «разлука».

На остальных моих судах были уже мотоботы.

Сидим с матросом Володей Шуляком , лицом к лицу, и таскаем эту «качалку» друг у друга. Четыре пары «разлук», 16 гребцов. В первый раз мне было интересно, а потом…. « да когда же под шлюп-тали подъедем?» На « распашных» эффективней движение, а с «разлукой» - только в речке воду мутить.

Это чисто мое мнение.

По шлюпочным тревогам в спасательный бот садились, на моей памяти, раза два, спускали на воду и назад, А обычно – вываливали шлюпбалки за борт, и отбой. Иногда до воды бот майнали.


На танкере Амурск - шлюпочная тревога. Только «сели» на него , нашим ППЭ-2 ( плавающий подменный экипаж № 2). И в первом рейсе капитан Уткин В.П. объявляет шлюпочную. Спасающийся экипаж сгрудился у спасательного бота № 1 (правый борт «белого дома»).

Отдаем стопора шлюпбалок (шлюпбалки откидные) - ни каких движений. Наваливаемся на шлюпбалки – ни с места. Боцман Александров тащит кувалду типа «тёща» ,молотит по месту прилегания шлюпбалок к стойкам, по нижним шарнирам- ни с места. А дело зимой, спасательные жилеты на фуфайки натянуты, жарко кувалдой махать. (Одно из требований по шлюпочной тревоге – одежда по сезону). Еще кувалды появились, ломики – ни с места, как приварено все. Вот и спасайся с терпящего бедствие судна!

Отбой шлюпочной тревоги. На разборе старпом Филиппов выставляет оценку «удовлетворительно», как то виновато улыбаясь …..

Весь следующий день все, кто отвечает за это заведование, и помощники из машинной и палубной команды провели возле спасательных ботов, несмотря на довольно штормовую и сырую погоду. Удалили всю краску ( чуть ли не полсантиметра в месте прилегания) и ржавчину в шарнирах, отревизировали шлюпбалки остальных спасательных ботов. А на Айоне и Актюбинске шлюпбалки были уже с винтовым механизмом вываливания – так что таких проблем не возникало.

На юге Индийского океана, при очень красивом солнце и синей-синей воде, боцман выкатывает из подшкиперской бочку, мощно и красиво вышвыривает ее за борт. Я на вахте, поэтому - « мне сверху видно все…».

Объявляется тревога «Человек за бортом». Почти штиль, волна идет с большим периодом, изредка где «барашки» мелькают. Делаем циркуляцию через левый борт. Почему через левый – не помню, может под ветром «пловца» надо было держать, может «вводные» какие были. Наблюдатель правого борта отслеживает «человека» в пеленгатор, пеленг докладывает, а наблюдатель левого борта «его» не увидел. Может 5-10 секунд в «мертвой» зоне был. И все. Аварийно-спасательная команда с ревизором поплавали-поплавали, и ни с чем назад вернулись.

И это бочку, 200 л. потеряли, а как быть, если одна голова над водой торчит?

Боцман божился, что бочка целая , с крышкой, и не верить ему вроде оснований нет.

Хотя, на Ширшове был донкерман Калиниченко, который рассказывал, что его выловили из Японского моря на переходе из «Питера» через 1,5 часа после падения, летом. Не пришел на «чай» - пропал человек – на обратный курс, и выловили! Всякие ситуации бывали….

Аватар пользователя kursant

Ивану Рахлееву спасибо за подсказку по фото пенной атаки...