Литературная страница

Аватар пользователя странник ПМП

Евгений Бухаров  2 рота 38 группа (79-80)

   

                                                               

     

В 1810 году русский промышленник и путешественник Яков Санников (1749 – 1825 г.г.) увидел с северной оконечности острова Котельного в море Лаптевых неизвестную доселе землю. 
    И с этого момента берет начало один из самых захватывающих сюжетов в истории арктического мореплавания.
    Позднее об этом засвидетельствовал и М.М. Геденштром (около 1780 – 20.09.1845 г.г.) - русский исследователь севера Сибири и Новосибирских островов: 
«… на северо-запад, в примерно 70 верст, были видны высокие каменные горы». 
    Не сумевший достичь Земли Санникова, но видевший ее воочию, Матвей Матвеевич Геденштром записал: «С Котельного и Фаддеевского видны ее к северо-западу и северо-востоку синеющиеся вдали горы, до которых уже на собаках достигнуть невозможно».
    Спустя несколько десятилетий после первого упоминания о новой неизвестной земле геолог Эдуард Толль проводил исследования на острове Котельном. 13 августа 1886 года вместе со своим спутником при совершенно ясной погоде он увидел на севере «контуры четырех гор, которые на востоке соединялись с низменной землей».     

    Исследователь решил, что перед ним не что иное, как Земля Санникова. Но, ни в 1886-м году, ни позднее во время следующей экспедиции, Толлю так не удалось достичь этой земли.
    В 1926 году в СССР вышел научно - фантастический роман геолога и географа Владимира Обручева «Земля Санникова», вызвавший новый всплеск интереса к загадочной земле. 
    После многочисленных экспедиций советских ученых, казалось, на карте Арктики уже не осталось белых пятен, где могла бы скрываться неисследованная земля…
    Так что же тогда все-таки видели Санников и Толль? 
Долгое время считалось, что этот остров или архипелаг действительно существует, его видели промышленники и ученые, но побывать на нем так никому и не удалось.
История открытия Новосибирских островов начинается где-то в XVII столетии. 22 апреля 1647 г. казак Михайло Стадухин, первым из россиян достигший Колымы, докладывал в Якутском остроге, что ежели идти морем от реки Лена к Колыме, то от мыса «Святой Нос» на левой руке открывается остров: «…И горы снежные, и пади, и ручьи знатны все…», – и тянется тот остров против Енисейского и Ленского устья, называют его Новою Землею, ходят на него с Поморья, с Мезени, а чукчи зимою переезжают на оленях на тот остров одним днем… 
Но далее в описании Стадухина все смешано. Возможно, что именно по этой причине он и не удосужился считаться открывателем Новосибирских островов.
В 1764 г. на поиски «богатого морским зверем» острова, лежащем к северу от устья Колымы отправилась экспедиция под руководством сержанта Степана Андреева.
По льду на собачьих упряжках Андреев с товарищами добрался до места, откуда уже была видна загадочная земля: «…Остров весьма не мал. Гор и стоячего лесу на нем не видно, низменный, одним концом на восток, а другим на запад, а в длину так, например, быть имеет верст восемьдесят…» Он назвал остров Андреевским. 
Но, увы, вскоре путешественники увидели «незнаемых людей свежие следы, на восьми санях оленьми только перед нами проехали… и в то время пришли в немалый страх». И исследователи повернули назад. Так бесславно и закончился сей поход.
Остается добавить, что Андреевский остров так же, как и Земля Санникова, странным образом исчез…  
    Большая Советская Энциклопедия утверждает: «Первые сведения о Новосибирских островах сообщил в начале XVIII века казак Я. Пермяков, в 1712 г. острова Б. Ляховского достиг отряд казаков во главе с М. Вагиным».
    В 1750 г. якутский купец Иван Ляхов открыл полуостров между Хатанской губой и рекой Анабар, изобиловавший ископаемыми сокровищами. От якутов он узнал, что к северу от мыса «Святой Нос» есть другие, еще более богатые острова, и в 1770 г. на собачьих нартах объехал по льду два острова, которые впоследствии назвали в его честь - Большой и Малый Ляховские острова.
    В 1769 – 1771 г. состоялась геодезическая экспедиция под руководством прапорщика Леонтьева, Лысова и Пушкарева. Остров не обнаружен.
    В 1773 г. Ляхов открыл свой третий, самый крупный из островов этого архипелага - Котельный, названный им так по причине забытого там медного котла.
О своих открытиях он доложил правительству и попытался выхлопотать себе исключительное право промышлять пушнину и мамонтовую кость как на открытых им землях, так и на тех, «которые он откроет впредь». Право такое он получил, но воспользоваться им не успел, так как вскоре умер.
После смерти Ляхова его монополия перешла к купцу Сыроватскому, который в 1805 г. отправил на острова мещанина Якова Санникова за промыслом мамонтовой кости и для открытия новых островов. 
    Яков Санников… Русский промышленник, родившийся в Усть-Янске. Его с детства манила великая тайна про онкилонов и северные земли, которую он решил разгадать. В одиночку на собачьей упряжке отчаянный путешественник двинулся по замерзшему морю к Северу. 
    Результатом его опасного похода стало открытие Новосибирских островов. Попутно Санников открыл еще два острова: Столбовой и Фадеевский.

Во время поездок с 1805 по 1808 гг. Санников и его товарищи открыли новые острова: Земля Бунге и Новая Сибирь. Затем в 1808 г. купец Бельков открыл еще один остров, названный по его имени - Бельковским.
    Пытливый путешественник после возвращения уверял всех, что севернее Новосибирских островов он издали видел примерно в 70 верстах от острова Котельный какие-то «высокие каменные горы». Обследуя этот остров, в глубине его Санников обнаружил «в великом множестве» головы и кости быков, лошадей, буйволов и овец. А это, в свою очередь, еще раз говорит о том, что в древности на Новосибирских островах был более мягкий климат.
    На севере острова Фадеевского перед Санниковым неожиданно появились контуры неизвестной земли. Не теряя времени, он на собаках помчался вперед. Наконец с вершины высокого тороса он увидел темную полоску. Как уверял позднее путешественник, она увеличивалась, и вскоре отчетливо стала различаться широкая полынья, протянувшаяся по всему горизонту, а за нею – неведомая земля с высокими горами. По словам Санникова, она находилась всего в двадцати милях. 
    На рубеже XVIII – XIX столетий русские купцы и промышленники в поисках «золотого руна» того времени - соболевой пушнины - продвинулись далеко на север Сибири и к Тихому океану. Однако через несколько лет этот «источник счастья» себя исчерпал, и на его место пришел новый - мамонтовая кость. Местным жителям - юкагирам, тунгусам и якутам были известны целые острова, усыпанные этим сокровищем. В поисках мамонтовой кости и новых источников доходов открывались и новые земли.
    И к 1815 г. были открыты почти все острова, входящие в состав Новосибирского архипелага, если не считать островов Де Лонга, затерянных далеко в просторах Восточно-Сибирского моря.
    Яков Санников прожил на острове Котельном целое лето и собрал богатый материал по описанию этого острова. Во время той летовки к северу от острова он увидел «контуры суши», но попасть туда не смог из-за большого количества полыней.     По той же причине он не смог добраться до еще одной земли, которую видел с острова Новая Сибирь.
Именем Санникова названы пролив, полярная станция, а также знаменитая Земля, которая известна гораздо шире, чем эти объекты.
Материалы своих наблюдений он передал командированному иркутским губернатором чиновнику Матвею Геденштрому. Вместе с землемером Кожевиным и геодезистом Пшеницыным Геденштром в 1808 − 1810 гг. проводил работы по изучению и описанию вновь открытых островов, и наблюдения Санникова сослужили ему хорошую службу. На изданной в 1811 г. карте он обозначил те дальние недоступные земли, как «земли, виденные Санниковым».
 

Адмирал П.Ф. Анжу (15.02.1797 – 12.10.1869)
В 1820 г. на острова отправляется новая экспедиция, снаряженная Морским министерством, под командованием лейтенанта П.Ф. Анжу, будущего адмирала, которому поручили описать весь берег от реки Лены до Индигирки, все Новосибирские острова и виденные Санниковым земли. 
    В марте 1821 года экспедиция под руководством лейтенанта флота П. Ф. Анжу приступила к работе на Новосибирских островах, а в первых числах апреля он отправился на поиски Земли Санникова. Путь был очень трудным, но вот, у самой черты горизонта показались еле различимые контуры гор. Постепенно они становились все более четкими. Уже никто не сомневался в открытии нового острова. Прошло еще несколько часов, и вместе с изменением освещения, лежащий впереди остров пропал. Остались только причудливые нагромождения ледяных торосов. 5 апреля 1821 г. Петр Федорович вышел на север острова Котельного, но ничего не увидел, хотя горизонт был чистый. Он предположил, что Санников принял за землю туман. 
    После этой экспедиции с новых карт исчезли «Земли, виденные Санниковым», но загадка этой Земли стала еще более интригующей. Он выполнил первые два пункта своей инструкции, но Земли Санникова ему открыть не удалось. 
В 1878 – 1879 г.г. Нильс Адольф Эрик Норденшёльд, впервые осуществил сквозное (с зимовкой в пути) плавание на пароходе «Вега» по Северному морскому пути из Атлантики в Тихий океан.
 

Нильс Адольф Эрик Норденшёльд (18.11.1832 – 12.08. 1901), шведский геолог и географ, исследователь Арктики, мореплаватель

    У него не было задачи искать Землю Санникова, но, в любом случае, он ее и не видел.
    Именем Норденшёльда названы: архипелаг к северу от полуострова Таймыр, заливы у берегов Новой Земли и Северо-Восточные Земли Шпицбергена, полуостров Западного Шпицбергена (Земля Норденшёльда), астероид. Море Лаптевых вплоть до 1935 г. носило имя Норденшёльда.
    Спустя полвека о Земле Санникова вспомнили снова, на этот раз благодаря экспедиции американца - отставного лейтенанта флота Джорджа Вашингтона Де Лонга. На судне «Жаннетта» он в августе 1879 г. перешел Берингов пролив и направился к Чукотке, а оттуда решил достичь Северного полюса. В 1881 г. он открыл в Восточно-Сибирском море небольшую группу островов, получившую впоследствии его имя.
В июле этого года партия Де Лонга высадилась с терпящего бедствие судна на один из островов этой группы, получивший название «остров Беннетта», в честь Дж. Г. Беннетта, снарядившего экспедицию. Путешественниками были также открыты острова, получившие имена членов семьи этого газетного магната: «Жаннетта» - чье имя носило судно экспедиции – сестра, «Генриетта» - Генриетта Агнесса Беннетт - мать. 

 
Джордж Вашингтон Де Лонг (22.08.1844 – 30.10.1881)

С острова Беннетта началось плавание по чистой воде к устью Лены. Однако во время бури шлюпки были рассеяны, одна из них погибла вместе с людьми. Шлюпка Де Лонга достигла восточной части дельты Лены, а его спутника Дж. Мелвилла - западной. Моряки Мелвилла были спасены эвенками, а Де Лонг и 11 человек его группы постепенно погибли от голода и холода.
    Их тела и судовой журнал, который капитан вел до самой смерти, были обнаружены местными жителями в последнем лагере Де Лонга в марте 1882 г. Журнал был передан Мелвиллу и опубликован в 1883 г. Через три года после гибели «Жаннетты» следы этого кораблекрушения были найдены на льдине у юго-западного побережья Гренландии. 
    Это обстоятельство стало подтверждением теории трансарктического дрейфа льдов в результате протяженного океанического течения через полярные области. 
    Экспедиция Де Лонга была одной из самых трагических в освоении Арктики. Из 33 участников ее живыми вернулись на родину лишь 13.
    
 

Яхта «Жаннетта». 1878 г.


    В 1884 году тела были доставлены в Соединенные Штаты для перезахоронения.